ЛИССАБОНСКОЕ ЗЕМЛЕТРЯСЕНИЕ, КОТОРОЕ ПОТРЯСЛО ВЕРУ В БОГА

188

В XVIII веке Португалия была процветающей империей. Она прошла свой зенит славы, но все ещё входила в тройку мощнейших торговых империй мира. Ей принадлежала Бразилия, многочисленные африканские колонии, города и фактории в Индии, Китае и в Персидском заливе. Она контролировала мировую торговлю черными рабами, специями, табаком, сахаром, кофе.

У процветающей империи была прекрасная столица Лиссабон, украшенная самыми красивыми зданиями того времени. Современники приходили в восторг при одном только виде Лиссабона на горизонте.

Португалия, после завершения Реконкисты, была глубоко верующей католической страной. Каждый десятый житель страны был связан с Ватиканом напрямую: был либо монахом, либо служителем церкви. Португальцы ревностно относились к распространению католичества по свету. Везде где могли, уговорами или силой, они заставляли нехристиан переходить в католичество.

Поэтому газетные известия о землетрясениях в исламских странах встречались со всеобщим злорадством — Бог карал мусульман за заблуждения и хранил христиан. А католики отвечали Богу благодарностью и ревностными молениями. 1 ноября 1755 года, в день всех святых, вся Португалия была в церквях, на богослужениях, внутри молитвенных помещений. И первые удары стихии погребли в храмах десятки тысяч людей. Сотрясения земли были такими сильными, что целые улицы и кварталы обратились в руины. Клубы пыли отправились в небо, превратив утро в поздние сумерки. Случайно оказавшиеся в живых люди бросились на открытые пространства. Все посчитали, что порт будет прекрасным местом для того, чтобы прийти в себя и осмотреться.

К изумлению бежавших в порт, морская вода начала отступать, обнажив морское дно на километр. Показались остовы множества утонувших кораблей с товарами и люди бросились рассматривать и растаскивать их. Это была роковая ошибка, потому что океан обрушился на побережье огромным цунами. Выжившие рассказывали, что это была гора из воды, а не волна. По оценкам учёных, ее высота доходила до 17 метров. Она снесла все постройки на побережье и унесла с собой тысячи людей, выживших при первых ударах землетрясения.

Третьим бичом стали пожары, охватившие Лиссабон. Они довершили уничтожение того, то выдержало удары землетрясения и цунами. В катастрофе погибли сотни тысяч людей, бесчисленные здания, художественные произведения самых знаменитых мастеров культуры, знаменитая Лиссабонская библиотека в 80 тысяч томов.

Королевский двор уцелел лишь случайно. Накануне вечером, королевской дочке стало душно в городе и весь двор, по приказу короля, срочно отправился за город, переночевав в палатках. Страх, пережитый королем, был так силен, что он до конца своей жизни больше никогда не ночевал под каменной крышей.

Все выжившие утверждали, что домашние животные вели себя беспокойно за неделю до землетрясения. Кошки бежали ночью, а все запертые животные стремились наружу и пытались убежать.

Сейчас это землетрясение оценивается по шкале Рихтера в максимальные 9 баллов.

Его мощь была такова, что толчки ощущались в тысячах километров от эпицентра. Оно ощущалось даже в Америке. В Швеции оно вызвало волны высотой в 1,5 метра на озёрах. Цунами прошлось по побережью Африки и Европы, принеся бедствия и разрушения на территориях современных Марокко, Испании, Португалии, Франции, Англии и Ирландии. В Чехии в колодцах поднялась песчаная взвесь, смешанная с окислами железа, придавшими воде красный цвет, и прозванной от этого «кровь Земли». Известия о землетрясении пришли только через несколько дней и сочетание новостей о «кровоточащей Земле» и чудовищных разрушениях, вызванных землетрясением, глубоко потрясли европейцев.

Все природные катаклизмы того времени объяснялись волей Бога и, если катастрофы в исламских странах можно было объяснить нелюбовью Бога к еретикам, то «Божье наказание», павшее на самую благочестивую страну христианского мира, объяснить идеей справедливого и милосердного бога было невозможно.

Атеистические идеи и без того гуляли в европейских умах, но были уделом интеллектуалов и свободномыслящих людей. После катастрофы такого размаха тысячи людей усомнились в благости и милосердности такого Бога, одним махом стершего с лица земли прекрасный город и убившего сотни тысяч людей.

Неверие и сомнения в существовании Бога стали всеобщими.